Вестник Атомпрома: «Моя физическая география» - Спецвыпуск. Е. Солнцева. ЗОЖ

Вестник Атомпрома: «Моя физическая география» - Спецвыпуск. Е. Солнцева. ЗОЖ

Директор по цифровизации Росатома Екатерина Солнцева о здоровом образе жизни, человеческих ценностях и командных усилиях, позволяющих достичь больших целей 

Мечта из детства
О путешествиях я мечтала с раннего детства. Летом на даче моим любимым местом была железнодорожная станция. И пока все ждали электричку, на которой приезжали родители и друзья, я провожала глазами пролетавшие мимо поезда дальнего следования. Хотелось оказаться в вагоне и ехать далеко-далеко, к чему-то новому и интересному. 
Первый шаг к исполнению мечты был сделан, когда я поступила в физико-математическую школу при Физтехе. Поступая, я думала, что новые одноклассники скорее всего окажутся «ботаниками» и «сухарями». Но все получилось совсем иначе. Сложилась просто фантастическая команда, которая благодаря нашему классному руководителю, учителю математики, начала ходить в походы. И это были не просто любительские походы в лес, а настоящий спортивный туризм. 
Наши маршруты предполагали две-три недели автономного существования. Мы начинали со средней полосы, а потом осваивали Крым и Кавказ, участвовали в чемпионатах по детскому и юношескому туризму. В итоге команда нашего класса стала чемпионом Москвы по туризму, обойдя сотню других команд. На слетах, в выходные дни, мы наводили переправы. Проходили полосы препятствий и участвовали в спортивном ориентировании, в том числе ночном. А на обратном пути в электричках решали задачи Гольдфарба и Сканави. 
Каникулы мы посвящали интереснейшим категорийным походам по разным регионам России, во время которых узнавали свою страну и многому учились: не унывать, когда тяжело, холодно и больно (эти натертые ноги в старых туристических ботинках!), и – быть настоящими друзьями.

Друзья, которые – навсегда
С тех пор прошло три с половиной десятилетия. Но та компания, которая образовалась благодаря школьным походам, не распалась. Мы до сих пор дружим, а со многими вместе работаем. И каждый год ходим в походы. 
Это очень ценно, когда есть люди, с которыми ты прошел самые разные этапы жизни. Они знают тебя настолько давно, что для них не секрет все твои недостатки. Они давно приняли тебя таким и прощают даже то, за что ты сам себя ругаешь. А ты знаешь их недостатки, которые вызывают только улыбку: «Ну конечно, все как всегда, есть стабильность в этом мире!». Но мы также знаем о лучших качествах каждого и уверены, что можем друг на друга положиться.

Счастье – это очень просто
Поход для меня – не просто спорт, движение и забота о здоровье. Это что-то намного большее. Возможность «переключиться» в другой режим жизни. 
В походе совершенно не важно, насколько ты успешен с точки зрения карьеры, сколько ты зарабатываешь и какой у тебя автомобиль. Определяющим становится совсем другое. Поддержка друзей, с которыми ты переживаешь очередные сложности, будь то холодный проливной дождь две недели подряд или технически сложный перевал. Костер из сырых дров, который все-таки удалось разжечь. Палатка, защищающая от непогоды.
В обычной жизни, даже на отдыхе в самом крутом отеле, далеко не всегда удается ощутить абсолютное счастье. А в походе это очень просто. Ты преодолевал препятствия целый день, промок и устал, а под вечер остановился на живописном берегу красивой реки, поставил палатку, переоделся в теплую и сухую одежду, приготовил и съел свой скромный, но такой желанный ужин – и вот оно, счастье! А если потом еще и песни под гитару, и разговоры по душам…
В походе, порой без связи с внешним миром, ты вдруг начинаешь думать о чем-то действительно важном. О себе, о людях. О том, что тебе уже удалось сделать в жизни и о том, чего хотелось бы достичь в будущем. Все мелкое и второстепенное – уходит. А в голову приходят новые идеи и планы, которые можно реализовать творчески, креативно. 

Путями неизбитыми
Мы с друзьями побывали на разных континентах. Но в походы предпочитаем ходить по родной стране – Камчатка, Сахалин, Алтай, Урал, Приморье, Забайкалье… Такого природного, ландшафтного и климатического разнообразия нет больше нигде. И, в отличие от множества других стран, именно у нас еще находятся места, где редко ступала нога человека. «Организованные маршруты» – не для нас. Нам нравятся походы вдали от цивилизации, желательно там, где за две недели не встретишь ни одного человека. Поэтому мы ищем нетронутые уголки, где нет не только дорог, но желательно даже тропинок. 

Высокие горы
Вот уже много лет мы собираемся взойти на Эльбрус – самую высокую гору России. В этом году наконец-то решили: всё, точно идем! Даже купили билеты на июнь. А потом наступил карантин. Не знаем, попадем ли, но тем интереснее. В жизни так бывает – ставишь себе цель, а она ускользает. Но тем важнее совершить намеченное и, что называется, «закрыть гештальт». Мне кажется, покорение гор-многотысячников – очень хорошая внутренняя тренировка и возможность проверить себя. Достичь, дойти, из последних сил – доползти!
Первой моей «настоящей» горой в 2003 году стала Килиманджаро. Этот высочайший вулкан Африки – 5895 метров – находится на северо-востоке Танзании, на экваторе. У подножия сорокоградусная жара, а во время штурма вершины – минус 15. Мы выходили на штурм в полночь, потому что под солнцем идти намного тяжелее. Почти сразу начали попадаться проводники, аккуратно спускавшие вниз тех, кого накрыла «горная болезнь». Смотреть было жутковато. А еще было холодно настолько, что я надела запасные шерстяные носки поверх перчаток. 
Яркое впечатление – открывающиеся виды. Килиманджаро – еще и самая высокая отдельно стоящая гора мира. Другие многотысячники стоят среди себе подобных, а Кили «растет» из равнины. Ночью, во время восхождения, внизу светятся города – так, как это обычно видишь с самолета. Только никакого самолета нет, ты стоишь сам по себе. Удивительное ощущение!
Еще одно воспоминание – ожидание солнца. Идешь в темноте. Холодно, тяжело. Ждешь солнца и понимаешь, почему к нему относились как к богу. И вот восход. Красота фантастическая. Но легче не становится. Солнце поначалу не греет, но сразу начинает жечь кожу. Это досадно. Ведь ты так его ждал, а оно – не помогает. 
 Последние метры восхождения я помню как в тумане. Казалось, делаешь шаг и – засыпаешь. Просыпаешься и делаешь еще один шаг. Но когда мы дошли до вершины, то полчаса прыгали как сумасшедшие, скакали от восторга, фотографировались. Как будто и не было этого изматывающего подъема. 
Вот за этим люди и ходят в горы. За чистым, ни с чем не сравнимым чувством преодоления трудностей и достижения цели.

Команда 
В 2012 году мы с друзьями провели незабываемые дни на борту барка «Седов», который в тот момент совершал кругосветное плавание. Это самое большое в мире аутентичное парусное судно: длина – 117 метров (больше футбольного поля), высота мачт – 60 метров (как 20-этажный дом). Договорившись с капитаном, мы выкупили 35 пассажирских мест и в качестве мачтенной команды первого грота провели «Седов» по Южно-Китайскому морю от Гонконга до Сингапура. Со всеми авралами, дневными и ночными вахтами – на руле и впередсмотрящими, подъемом и укаткой парусов, в том числе на высоте – вплоть до бом-брамселя (верхний парус примерно в 50 метрах над палубой).
Как и в горах, в море особенно четко понимаешь, что такое настоящая командная работа. Для того, чтобы переложить паруса на «Седове», требуются усилия 120 человек, а чтобы повернуть тяжелый штурвал – согласованная работа четырех рулевых. От того, сколько энергии вкладывает каждый человек, зависит успешный маневр судна. И если все будут надеяться на то, что «кто-то другой» сделает это за тебя, – ничего не получится. 
В том путешествии всё было настоящим. Море, корабль и, главное, – люди! Люди, которые меряют жизнь океанами и годами, большими настоящими делами. Очень похожие ощущения я испытала, присоединившись к многотысячному коллективу Росатома, который успешно решает по-настоящему большие и сложные задачи, и сразу ставит перед собой еще более амбициозные цели, добиться которых под силу только слаженной профессиональной команде, способной преодолеть любые препятствия.